Полезные ссылки  

Город Всеволожск и Всеволожский район

Официальный Интернет-портал администрации Всеволожского муниципального района: www.vsevreg.ru

Единый Интернет-справочник по г. Всеволожску и Всеволожскому району: www.vsevmarket.ru

Газета «Всеволожские вести»: www.vsevvesti.ru

Сайт «Всеволожск. Открытая книга»: www.vsevnet.ru

Официальный сайт Всеволожского центра занятости населения: www.vsevol.sznlo.ru

Сайт Дворца детского (юношеского) творчества Всеволожского района: www.ddut-vsev.narod.ru

Ленинградская область

Сайт правительства Ленинградской области: www.lenobl.ru

«47 новостей из Ленинградской области»: www.47news.ru

http://lenoblinvest.ru

 

Портал "Россия для всех" - для равных народов, из разных городов, на разных языках: http://rus.rus4all.ru/

"Национальный акцент" - портал о межнациональных отношениях: http://nazaccent.ru/

 

Комитет по печати и связям с общественностью Ленинградской области


Опрос для тех, кто предоставляет услуги жителям муниципальных образований - http://press.lenobl.ru/interview/anketa
Опрос, посвященный тому, какими видами телефонной связи пользуются жители Ленинградской области - http:/press.lenobl.ru/interview/telefon_opros

   
   

Автобиография

Я, Яковлев Павел Васильевич, родился в 1906 году в городе Петрограде. Мой отец был рабочим на папиросной фабрике Лафер в качестве барабанщика, и мать тоже работала на той же фабрике в качестве мастерицы. В 1906 году на фабрике Лафер бастовали рабочие, и также бастовал мой отец, за что моего отца назначили в ссылку царским правительством в Вологодскую губернию, но по просьбе моей матери, как инвалида и отца малых детей (так как мне было 4 месяца и сестре было 4 года), моего отца сослали на свою родину, в Ярославскую губернию. В силу этого мой отец стал ходить по батракам и после чего занимался крестьянством и до 1924 года были в бедняцком хозяйстве, а после 1918 года благодаря помощи советской власти наше хозяйство было средняцким, в котором и я работал до 1931 года. В 1931 году я лично сагитировал селение Неумойки в колхоз 8-е Марта и после чего меня выдвинули на зав. магазином Галицинского колхоз-по, и в котором я работал с 02.02.1931 г. по апрель 1932 года. После армии меня назначили избачем Галицинской избы-читальни и я работал по 01.04. 1933 года, после чего меня направили в прорывную бригаду в свое селение бригадиром, и я работал до 01.11. 1933 года. После чего меня в правлении колхоза 8-е Марта выдвинули на курсы РКШ, после курсов меня рекомендовал политотдел Председателем колхоза Новое Холопово, в котором я проработал до 01.03.1935 года. После чего был осужден за халатное отношение и мне был дан один год принудительных работ, и я отбывал в Райдоротделе с 01.04.1935 г. по 01.11.1936 г. в качестве инструктора и в 1935 году был отправлен на курсы десантников в город Владимир и я учился 1,5 месяца, после курсов был послан РД отделом десантником на тракт Некоуз-лацка, на котором и работаю по сие время.

Яковлев


 


 

Добрый день, Тася, шлю я вам всем привет и крепкий поцелуй – Алле, Тамаре и Юре, дедушку Ефиму и бабке Анне и передай всем близким и знакомым по привету из Красной Армии, Тасечка. Пока живем хорошо, размещаемся на очень хорошем месте, где раньше жил «Некрасов», пока еще не обмундированы, пьем, едим ничего, хорошо, а поэтому прошу обо мне не беспокоиться и ещё я видел в этом же месте зав. ком. отделом Синева и Фадеева из Неокузского района и часть имеется из Бежецка, людей до 46 лет.

Тасечка, прошу описать письмо и побывать у меня, ехать просто - от самого вокзала идет автобус, 12 км до самой Карабихи и дальше помещаемся – в Карабихе, в клубе бывшей церкви, где имеется памятник брату Некрасова.

Тасечка, миленькая моя, единственная, пока писать нечего, тороплюсь на завтрак. Крепко целую и жду ответа или саму себя.

Адрес: Ярославль, П/о Кр.Ткачи (Карабиха)

Совхлз «Бурлаки» в/ч

Кр. Яковлеву Павлу Васильевичу


 


 

Здравствуй, моя милая женка Тася и детки – Аля, Тома и Юра.

Шлю я вам всем по низкому поклону и крепкому поцелую.

А также, Тасечка, передай привет дедушке Ефиму и бабе Анне и бабке Пелагее и сестренке Тане, и зятю Павлу Алексеевичу и крестницам Нюре, и Мане, и Вале. Тасечка моя милая, спешу я тебя уведомить, что я от тебя сегодня получил письмо, которое ты писала в феврале 15-го и также очень благодарен за это письмо и желаю уведомить, что я жив и здоров, был на курсах с 1-го января по 4-е апреля, то есть, один месяц учился по теории, один месяц – поход и один месяц были на практике, то есть – были в ожесточенных боях, что часть из нас выбыли, но я жив и здоров и прости меня, Тасечка, я тебе не писал 3 месяца письма ввиду того, что не знал, выйду мл. лейтенантом, а если бы написал, а не вышел, то ты бы стала думать, что я мл. лейтенант выйду, то есть не писал от разговора.

Но если сейчас на самом деле окончил курсы и вышел младшим лейтенантом, теперь смело пишу и также буду писать как можно чаще. И от тебя прошу, чтобы ты писала чаще, но пока адреса, Тасечка, не знаю, по приказу обозначена только 19-я гвардейская дивизия, а больше пока еще ничего не известно. Когда попаду в часть, то сразу тебе опишу и ещё, Тасечка, посылаю тебе денег двести рублей, так как только получил зарплату. Тасечка, пиши чаще, пока до свидания. Твой муж Яковлев П.В., пока находимся при школе.

На письме штамп «Проверено военной цензурой»


 


 

05.12.1941 г.

Здравствуй, моя миленькая жонка Тася. Шлю я тебе большевистский привет и крепко крепко целую, а также крепко целую моих сединьких деток – Алю, Тому, Юру и дедка Ефима и бабку Анну. Тасечка, спешу тебя уведомить, что мы 4-го декабря отдыхали и надумал тебе написать тебе письмецо. Тасечка, я жив и здоров, и тепло одет и сыт – теперь дума только о вас, как вы живете, как одеты и как насчет пищи, как вам, взрослым, и как ребятишкам, и как дела у дедушки насчет корма корове. Милая Тасечка, мы выполняем очень серьезные задачи, а другой раз ремонтируем дороги после взрывов, где не так опасно, но это редко.

Тасечка, наши войска все время теснят немца и выбивают его ежедневно из селений, которые ранее в этих селениях оставались. Гражданское население и эти селения взяты обратно нашими войсками, то население рассказывает, а главное, женщины, что над ними очень издевались и надругались, не стесняясь ничего, в присутствии семьи. Обирали немцы все, начиная с хлеба и кончая рваными носками, одним словом, оставляли семьи голодные  и разутые и раздетые, даже со стариков на улице снимали сапоги.

Тасечка, бойцы из нашей роты подбили два немецких танка, в них оказалось много немцем награблено гр-х вещей: имеются одеяла, детские ботинки, ручки, карандаши даже и детские краски, чулки и худые носки и худые валенки, одним словом, немцы грабят, что попало под руку и награбленные вещи отсылают домой, а часть из них одевают тут же сами, так как, Тасечка, они очень легко одеты: в одних шинелях и ботинках, не как мы, что нас ни один мороз не прохватит, будь хоть на 50 С. И ещё, когда попадают наши в плен или убьют во время разведки наших, то немцы раздевают донага и одевают на себя обмундирование.

Пишу вечером, плохо горит огонь. Тасечка, миленькая, писать больше нечего, находимся недалече от… (зачеркнуто цензурой).

Жду ответа, пиши, не ленись.

Передай привет всем-всем-всем.

Твой верный муж Яковлев.

Пишу вечером в 12 часов 15 минут, стою караульным в карауле.


 


 

Добрый день, моя любимая женушка Тасечка!

Спешу тебе написать письмо ввиду того, что прибыл к нам взвод нарочной и скоро едет, и привез мне твое письмо, которое ты писала 19-го ноября и сразу, как только прибыл из бани и спешу написать. Тасечка моя седенькая, я только вчера, то есть 12 декабря с задания, из моего отделения одного ранило, а другого убили немцы из автомата, нанесли ему много ран и даже сняли с него сапоги и винтовку унесли с собой. Исключительно мой боец, погиб из-за несерьезности.

Далее восемь с половиной строчек зачеркнуто военной цензурой…

…меня одного так как остальные бойцы были не моего отделения, но все-таки мне пришлось выбраться, ввиду того, что вся рота пустила огонь, где я один вел стрельбу, хотя и рота не видела меня и немцев, ввиду того, что мы были в лесу и метров за 200 от рот, и они стреляли и шли только на выстрел автоматов, хотя и не видя их. А поэтому, Тасечка, пока жив и здоров, и тебе того же желаю, а потом, Тасечка, желаю тебя уведомить, что ты пишешь насчет посылки, дак прошу не беспокойся. Я обут и одет и сыт, надеюсь лучше вас, пишу уже об этом, миленькая, не первый раз, а потом, Тасечка, я послал тебе 450 рублей денег, но почему-то ты об этом не пишешь, и послал 70 рублей Шурке и 30 рублей маме на сестренку Таню, но эти после дня за 20.

Тасечка моя миленькая, письма от тебя все получаю, хотя задние вперед, а 2 первые сзади, но все-таки я очень доволен, но не так как раньше. Тасечка, одно: пиши чаще, хотя, когда я читаю твои письма, всегда прослезюсь, так как ты и милые детки не вместе со мной, но, я надеюсь, что мы фашистскую гадину скоро уничтожим, так как и нам мороз помогает ввиду того, что мы все в шинелях и фуфайках, в теплых штанах и теплом белье, и хороших валенках, а он, мерзавец, ходит в одной шинельке и в кожаных ботиночках, а, поэтому вывод: что мы скоро вернемся домой.

Тасечка, видишь по почерку, что я в период письма выпил 100 гр. После бани, а поэтому не тужи, как не тужу я в боях, а там видать будет. Тасечка моя милая, поцелуй мою милую Алю и заставь её сплясать ради меня и поцелуй мою милую Тому и Юру, которые хотят всё время потрафить моей милой жене, и крепко-крепко за меня поцелуй моего любимого Тестя и любимую Тещу, дедка Ефима и бабку Анну. Тасечка, я пишу и плачу, мне жалко расстаться с любимой Тещей и Тестем, как они меня там мило уважали и любили, но я их уважал и любил больше. Тебе говорить нечего, ты сама знаешь, что я к Тестю – через огонь и воду.

Пока, мои родные. Яковлев П.В.


 


 

05.10.41 г.

Добрый день, миленькая женка Тася!

Шлю я тебе сердечный привет и горячий поцелуй, а также крепко целую наших детишек Алю, Тамару и Юру, дедка Ефима и бабку Анну.

Тасечка, пишу я тебе 6-е письмо, но от тебя ответа нет, почему – не знаю. Тасечка, я пока жив, здоров и вам того желаю – быть здоровыми и веселыми. Тасечка, ты хотя опиши, как насчет обеспечения семьи, получаешь ли пособие от колхозов. Я то, Тасечка, здесь сыт, а поэтому и беспокоюсь о вас, напиши, как живет сестренка Таня и моя мать, а то я писал письмишко, но ответа нет ни от них ни от вас, не хотите мне писать, или от меня не получаете писем. Если получишь, то пиши скорей хотя 2 строки, а то мне обидно, мои товарищи получили уже писем по 10, а от тебя мне ни одного. Видал еще 2 раза здесь тов. Синева, нашего зав. коммунальным отделом на дороге. 2-й раз он дал мне ½ табаку и хлеба ввиду того, что мы выполняли боевое задание и долго шли в походе, и у меня не хватило табаку и хлеба. Тасечка, писать больше нечего и не к чему, так как я писал много, но все равно ты писем не получаешь.

Мой адрес: действующая армия, полевая почта 946 ОСБ 577 1-я рота. Яковлев П.В.

Тасечка моя седенькая и еще опиши, как ты живешь с своей мамой, все ли в порядке, если плохо, то прошу я тебя убедительно жить лучше и ни в чем не ругаться и сердиться, что ты получишь, то бесспорно делись, или совсем все отдай папке и мамке, ввиду, что ты уже живешь у них давно и еще, возможно, жить долго придется под мамкиным и папкиным крылышком, а если я вернусь, я за все рассчитаюсь и жить будем еще лучше и веселее, только лишь бы прогнать коварного врага Гитлера и окончательно уничтожить фашизм, дотла разгромить. И, бесспорно, мы это сделаем под руководством нашего любимого Совнаркома обороны товарища «Сталина».

Тасечка, ещё раз пишу, опиши, как дела с шуринами и ихними женами, Васей и Купрей, и пишут они письма вам и как мои все близкие знаются.

Тасечка моя миленькая, я здесь видал всего и так же выполнил немало боевых заданий популеметным и минометным огнем противника, который от нас стоял за 50 метров, но остался жив и здоров, но из моего отделения несколько человек ранило, но легко и часть из них лежит в лазарете. Но как, Тасечка, здесь нехорошо, но все-таки тем плохо, что ты не пишешь письма, а если будешь писать чаще письма, будет мне еще лучше здесь. Пишу письмо отрывком и тороплюсь ввиду, что некогда и неудобное место.

Твой верный, любящий тебя, твой муж Павлик Яковлев


 


 

Здравствуй, моя милая женка Тася!

Шлю я тебе горячий поцелуй, также крепко целую моих милых деток Алю, Тому и Юру, и дедка Ефима, и бабку Анну, и заранее поздравляю вас с Новым годом 1042, а пишу 26.12.1942 г.

Тасечка, я пока жив и здоров, и хочу вас уполномочить, что мы еще продвинулись вперед вчера на 40 км, то есть дошли до Грузина, до спичечной фабрики или реки Волхов, немец, отступивши, оставил много трофеев как из военного имущества, так и вооружения.

Тасечка, я от тебя не получал письма 2-е недели и ты ещё не дала ответ, что получила от меня деньги или нет, так как я посылаю сегодня 2-е, было мной послано 450 т еще послал 235 руб итого мной послано 685 руб. и 100 послано на сестренку. 30 руб. маме и 70 руб. Шурке, но, интересно, почему ты не пишешь в получении, милая Тасечка. Жить ещё стали веселей ввиду того, что гоним и гоним немцев с нашей советской земли и, главное, участники мы с пехотой, потому что мы находимся все время на передовой, иной раз бываем в 50 – 20 метрах с немцем.

Тасечка, милая, пиши мне письма чаще, так как мне время тсало без письма без твоего скучно.

Тасечка, передай также привет моей маме, зятю Павлу Алек. и сестренке Тане и всем крестницам моим, и все также крепко целую. И передай также всем, чтобы все писали мне письма, а то получаю я только мое милое и неизменное, Тасечка, от тебя и получил письмо от сестренки одно, и от Шурки одно, но больше почему-то не пишут. Милая моя Тасечка, я послал письмо 19.12.1941г. шурину Василию Ефимовичу, согласно присланному тобой адресу и, надеюсь, что он мне даст ответ и в котором я писал, что от тебя последнее время нет в деревню писем, тоже согласно вашего сообщения.

Но пока, моя миленькая, седенькая Тасечка, до свидания, остаюсь жив и здоров, но почему-то болит живот.

Пишу письмо в 10 часов утра 26.12.1941 г.

Пиши больше и чаще.

Твой верный муж и друг Яковлев Пав. Вас.


 


 

Добрый день или вечер, здравствуй, моя миленькая, седенькая жинка Тася и детки Аля, Тома и Юра. Шлю я вам всем по большевистскому привету и крепко-крепко целую.

Тасечка, посылаю я тебе уже 3-е письмо и жду все время от тебя ответа и думаю, что на днях получу, так как прошло много времени с 7-го числа и думаю, они уже, твои письма идут от меня недалече. Вот-вот их получу.

Тасечка, хотя я себя и чувствую хорошо и весело, но нет тебя и давно тебя не видел, уже 14 месяцев. Тасечка моя родненькая, как получишь письмо, пиши больше и обо всем, здесь все интересно.

Пока, до свидания, твой муж Яковлев.

Жду ответа, ну а писать больше нечего.


 


 

Добрый день, веселый час, когда пишу я тебе письмо из действующей Кр. Армии, миленькая моя женушка Тася. Шлю я тебе сердечный привет и крепко-крепко целую и еще раз крепко целую и также крепко целую моих деток Алю, Тамару и Юру, и крепко жму руку дедку Ефиму и бабке Анне.

Тасечка, находимся на Сев.зап. направлении (Новгород) от Октябрьской железной дороги, на берегу реки (зачеркнуто цензурой), а на той стороне реки (зачеркнуто цензурой) стоит немец, снаряды с той и другой стороны летаютчерез нас, имели две хорошие бани – с воздуха немецкие самолеты строчили по нам в упор, на 20 метров поливал что дождем или чистым градом. Из 66 человек убит один и ранено 3 чел., а остальные как остались живы, не знаю, лежали все вниз лицом, как мертвые. Сегодня 28-е, и вчера нас 9 чел. и десятый лейтенант, подготовляем (к взрыву). Зарезали поросенка и кушаем пока что на убой, но только готовим сами (8 строчек зачеркнуто военной цензурой). Миленькая моя сладенькая Тасечка, обо мне не беспокойся, как людям такая и будет и моя, но я должен драться с врагом до последней капли крови и бесспорно его сотрем с лица земли обнаглевшего фашизма…(2 строчки зачеркнуто военной цензурой)

Тасечка моя миленькая, пиши мне письма больше, опиши все-все, как здоровы, как с получением денег и продуктов с колхозов и долг. и как доехала из Ярославля и как насчет пособий.

Тасечка, я надеюсь, что ты обо мне много не будешь сомневаться, а будешь полнеть, быть хорошо здоровой, пока я здесь нахожусь в армии.

Тасечка, писать больше нечего, пока, до свидания. Передай всем-всем по низкому поклону и, главное, опиши письмо моей матери и сестре и зятю о моем положении, как я тебе пишу в письме, а то мне писать бывает совсем некогда, так как встаем темно и ложимся темно, а то и работаем ночью.

Мой адрес

Действующая Красная Армия

Полевая почта № 946 О-С-Б 577

Кр-цу Яковлеву Пав.Вас.

Пока, твой верный муж Павлик

Крепко ещё всех целую. (Тасечка, ты мне приснилась вчера. Как хорошо.)


 


 

Добрый день, здравствуй, моя милая женка Тася и детки Аля, Тамара и Юра и дедушка Ефим и бабка Анна. Шлю я вам горячий привет и крепко всех целую. Тасечка, я лежу в госпитале, так как ранен в плечо, в мягкие ткани пулей навылет. Поправляюсь хорошо, так как лечат очень хорошо, и так же и питание очень хорошее. Числа 27-го иду на фронт. А от тебя жду ответа, так как не получал уже давно, но не знаю, почему. Опиши, как вы живете. А главное, как у тебя дела насчет питания и насчет шуринов, как их самих, так и их жен. Как они живут и что пишут.

Пиши больше мне письма, время наверно на это уделишь и как вся моя семья здоровы. А главное, детишки: Аля. Пока, до свидания. Жив и здоров Яковлев П.В.


 


 

Здравствуй, моя милая женка Тася, и дочки Аля и Тома, и сын Юра, и тесть и теща, Ефим Ларионович и Анна Ивановна, шлю я вам всем по низкому поклону из действующей Красной Армии от мужа, отца и зятя вашего. Тасечка, уведомляю я тебя, что я только прибыл дня на 3-й на отдых, а то были в ожесточенных боях, остался жив. Тасечка, посылаю тебе денег в сумме 600 (шестьсот) рублей и маме 50 и дочке 150. Тасечка моя миленькая, я часто тебя вспоминаю и тебе себя вспомянуть я велю, ты вспомнишь, что я меньше с тобой говорил, как больше тебя целовал и любил я тебя бесконечно, и не думал я тебя забывать, но ещё  прошу и не раз убеждаю, что не забудь ты и не забывай своих родителей, так же и не забудь мою маму.

Тасечка, адрес я пришлю после, так как я на днях перехожу в другую часть, а поэтому не знаю.

Пока, до свидания

Остаюсь жив и вам того же желаю, быть веселым и бодрым и сытым.

Павел Васильевич Яковлев

2-го апреля 1942 года


 


 

Тасечка, посылаю письмо в спешке с болным, чтобы отпустил в Бологое.

Жду тебя ко мне в госпиталь, ранен. Опиши, приедешь или нет, жду ответа по этому адресу. Я буду здесь числа до 28.04.1942 г.

Мой адрес =п/п Стан 846 ЭП 63

Яковлеву П.В.

Тасечка, я тебе написал письмо и послал телеграмму, но в письме не описал адрес госпиталя, как написать письмо, но а ехать маршрут написал.

Тасечка, крепкт, крепко всех-всех целую. ,Жду посылочку, но если приедешь, то и для себя бери дней на 10-ть. Твой муж Яковлев.


 


 

Добрый день или вечер, здравствуй, моя милая женка Тася и детки Аля, Тома и Юра, шлю я вам всем по боевому привету и крепко-крепко целую. Тасечка моя сединькая, я уже тебе пишу из госпиталя 3-е письмо, но никак не могу дождаться ответа. Моя сединькая Тасечка, я стал поправляться, так как в госпитале очень спокойно и кормят очень хорошо, утром каждый день дают суп или по-нашему гороховый кисель и очень приличная порция – 50 граммов сахарного песка, грамм 55 масла сливочного, а чаю – пей, сколько хошь, но я его не пью, в обед 1-е или свежие щи или борщ, 2-е винегрет с рыбой или картофельное пюре с колбасой, 3-е компот, вечером винегрет или картофельное пюре. Так мне этой пищи хватает вдоволь, но другим не хватает, почему, не знаю. Почему-то очень много, видно, кушают.

Тасечка, еще я писал тебе в августе, что числа 20-го пришлю денег, но я не послал ввиду того, что за июль и август зарплату не получал, не знаю, получу ли. Так как снова попал в госпиталь и при себе нет никаких документов и из роты. И где она, я теперь не знаю, но что, Тасечка, сделаешь, причины не от меня зависят. Я должен сказать, что ты на это не обижайся, и жду тебя к себе с нетерпением, если только можно и райком В.К.П.(б) подсобит в отезке, а то, Тасечка, ты сама знаешь, что я тебя не видел больше года, так же и любимую дочку Алю, а ты сама знаешь, ещё повторяю, что я без тебя жить не мог, тем более в настоящее время. Тогда, когда ты можешь повидать меня хотя короткий период в госпитале, тем более здесь и дорогой для тебя будет спокойно, так чтобы попасть в город Сокол нужно – Ярославль + Всполье + Данилов + Вологда и город Сокол. Пока, Тася, до свидания

Твой верный муж Яковлев П.В. 12.09.2011 г.


 


 

Добрый день, здравствуй, моя женка Тася и детки Аля, Тома и Юра. Шлю я вам всем горячий и крепкий-крепкий поцелуй, также и любимым моему тестю и теще – дедку Ефиму и бабке Анне. Тасечка моя сединькая, спешу я тебя уведомить, что я ещё нахожусь в госпитале, но скоро выбуду в свою часть.

Тасечка моя сединькая, послал тебе сего дня денег 500 рублей (пятьсьот) Шурке на твой адрес, не знаю, дойдут или нет, так как у них почту я не знаю, и также послал 1000 рублей (тысячу). Милая моя женка Тася, я от тебя не получал уже давно письма, не знаю, вы как живете, и как здоровы и где ты хочешь провести лето и на какой работе. Тасечка, ты мне все время с ребятишками снишься, даже 26-го приснилась, что будто у дедка Ефима затопило избу водой и потонули Аля и Тома, но Тому вытащили живую, а Алю как-будто мертвую, и поэтому прошу убедительно, моя милая Тасечка, не отпускай гулять без надсмотра, не смотри на все ихние ребяческие капризы, а то и верно, как бы не утонули, так как река Сить глубокая и их моментально может затащить вглубь и утонуть, одним словом. Пока я жив, во что бы то ни стало сохранить моих любимых деток в полном порядке и ещё лучше, то есть забавляйся с ними больше и чем нужно, а ненужное все отрясти. И, моя милая Тасенька, на эти деньги купи сейчас же чего-нибудь ребятишкам на память от меня вплоть, что Юрке гармонию, а Але гитару. А то, что может со мной случиться, так как мы должны драться не на жизнь, а на смерть, чтобы, во что бы то ни стало, а фашистскую сволочь всю искоренить и освободить наши земли от фашистской нечисти и с гордостью выполнить приказ любимого наркома обороны товарища Сталина, что в 1942 году всех немцев истребить до единого и закончить победой.

Тасечка, и ещё пиши, как и где живет Тева и дай им мой адрес, так как я им писал, писал, но от них получил одно только письмо, а поэтому передай, что я на них обижаюсь, почему не пишут письма. А потом, Тасечка, найди время, съезди в Ярославль насчет дров, продай их себе на расход, цену примени к каким –нибудь продуктам, чтобы тебе извлечь деньги и купить продуктов для пропитания, на вещи. Сходи к Куприяновой жене или ты куда ходила продавать свой костюм – для выкупа этих же дров, одним словом, на дрова приобрети то, что ты на их продала, чтобы выкупить их. Пока.

16.05. 1942 г.  Мой адрес п/п 1423 с/п 1252

с/б рота с/п 2 М.л Яковлев

штамп «Просмотрено цензурой»


 


 

30.06.1942 г.

Добрый день или вечер, моя женка Тася и детки Аля и Тома и Юра, шлю я вам всем по боевому привету и крепко-крепко целую. Тасечка моя милая, посылаю я тебе уже 3-е письмо и жду с нетерпением письма от тебя, уведомляю я тебя, что от тебя я получил 6 месяцев 1-о письмо, которое ты писала на госпиталь, а не получал лишь потому, что я был не в одной части, а поэтому и не мог получить от тебя письма, но надеюсь, что ты всё это наверстаешь и будешь писать мне чаще. Но пока, Тасечка, до свидания. Я пока жив и здоров, рана уже почти зажила, нахожусь в комендантском взводе при 54 гвард. с/п

Твой муж Павлик


 


 

Добрый день или вечер, милая женка Тася и детки Аля, Тома, Юра.

Шлю я вам свой сердечный привет и крепко-крепко целую. Тасечка, спешу я тебя уведомить, что меня из госпиталя выписали в ближний тыл, то есть, к фронту, сегодня оформляют документы, а отправимся, не знаю, сегодня или завтра, когда подадут эшелон.

Тасечка моя милая, все я ждал от тебя письма, как доехала, но не знаю, дождусь или нет, меня лично беспокоит, но все-таки мне часть известно, как вы ехали с Шурой до Ярославля, а потом неизвестно, она описала Михаилу. Она описала ещё, он получил письмо 20-го, но от тебя ещё нет. Но, я думаю, что завтра и от тебя получу, которое жду с нетерпением, а также беспокоюсь, как без тебя ребятишки и вообще, все ли в порядке. Тасечка, у меня дела со здоровьем все так же, как и ты была, но, думаю, что на фронте скоро поправлюсь, так как у меня натуры и храбрости хватит, чтобы больше и скорее громить врага, а больше не нужно ничего, только одно – чтобы скорее вернуться домой и, главное, к тебе, милой. Со скорой Победой и великой гордостью.

Тасечка, писать пока больше нечего, как получу от тебя письмо и где буду находиться, сразу опишу. Писал в 18 часов 24.10.1942 г. Пока до свидания. Крепко целую и поцелую всех родных и передавай по привету. Павлик Яковлев


 


 

Добрый день, здравствуй моя милая и сладкая женка Тася, и детки Аля, Тома и Юра. Шлю я вам по боевому привету. Тасечка, спешу я тебя уведомить, что я пишу тебе письмо в окопе, так как я переведен в 54 гв. с/п 3 батальон 8-ю роту в 1-й взвод и адрес будет этот. Тасечка моя милая, ты почему-то мне стала часто сниться, как-будто я тебя держу в горячих объятьях, с тобой любезничаю и наслаждаюсь так, как это было 1 год тому назад. Тасечка моя сединькая и сладинькая, я жив и здоров, я вам того же желаю – быть здоровым, веселым и бодрым, но все-таки ты мне опиши, как у тебя самочувствие, как ты живешь с детками и как питаешься, и как думаешь жить дальше, и где. Пиши мне всё, ничего не скрывай, будь такой, какой была раньше, верной мне. И опиши, сколько от меня получила писем из госпиталя, и как получила ли из госпиталя посланные мной деньги в сумме 500+400 рублей и так же должна получить деньги от моих товарищей, от Коляды и Синицына, так как они в госпитале расходовали мои деньги. Обо всем этом опиши, ни в коем случае не жалей бумаги. Я от тебя получу письмо и как-будто досыта на тебя нагляжусь и вспомню. И вспомню всё, как я тебя любил и люблю, те все сладкие мои денечки, но я думаю, что мы снова скоро так же заживем и залюбезничаем с тобой, как жили раньше. Так как скоро мы врага победим, а главное, с нашим союзником Англией и США.

Пока, до свидания.

Жду ответа.


 


 

Добрый день, здравствуй моя милая женка Тася и детки Аля, Тома, Юра, также моя мама. Шлю я вам всем по боевому привету и крепко-крепко всех целую. Тасечка, я твое письмо получил, которое ты адресовала на госпиталь 2538 и в котором просила выслать справку на получение пайка, который почему-то с тебя сняли. Как незаконно и даже умышленно, чтобы меня здесь расстроить, но им этого не дано, который противник обидел эту девчонку и посылаю тебе справку из госпиталя. Так как я еще лежу на излечении, но думаю, сегодня или завтра поеду на фронт. И эту справку предъяви председателю Совета Смирнову – если он не примет сейчас же меры и не восстановит паек и за невыданное, тогда обратись в райсовет или в райвоенкомат, а лучше, в райвоенкомат, но если там отнесутся так хладнокровно, но я думаю, что они тебе все сделают по закону и не думаю, чтоб отнеслись хладнокровно к семье военнослужащего и находящегося в действующей армии и даже командира, и плюс даже отчасти отдавшего часть крови для защиты нашего Отечества, нашей Родины. Ты опиши сразу, то я буду просто просить отдел нашей Армии, чтоб не только восстановили обратно паек, а чтобы их привлекли как за неправильное отношение к семьям военнослужащих и находящихся в действующей Красной Армии. Чтобы не разлагали нашу армию, не вносили бы из-за каких-то отдельных личностей. Наши семьи должны не писать о недовольствах в нашем тылу и жалобу мужьям и отцам, а нужно, чтобы так писали, как мы здесь себя чувствуем, всегда бодро и весело и всегда сыты вдоволь, а также и обуты и одеты, а главное, всегда согреты сердцем нашего наркома тов. Сталина. И этим людям никогда нас не впустить в раздумы о недовольствии наших семей, а мы знаем, что наши семьи должны быть обеспечены не хуже нас, а также и быть бодрыми всегда и веселыми, как мы здесь.

При предъявлении этой справки, я надеюсь, что моя семья будет обеспечена так, как положено по закону. Тасечка, в письме ты писала цену на продукты, почему-то цензура не пропустила, но и правильно, что все, то есть наши семьи, обойдутся и без такой бешеной цены, которую так же отдельные люди нагоняют, а наши семьи должны быть обеспечены по кооперативным ценам. Тасечка, писать пока нечего, так как я уже послал тебе за 7 дней 3 письма. И, основное, спешу тебя уведомить, что я здоров не хуже, как был, а, наоборот, думаю, что поправился против гражданки, а поэтому обо мне особенно не сомневайся, лучше помогай нам своей работой и воспитанием людей и своих детей.

Пока, до свидания. Остается твой верный муж Яковлев П.В.

07.06. 1942 года

Жду ответа, как соловей лета.

Павлик. Крепко тебя целую.

   
© ALLROUNDER